Anton Gainanov (antongainanov) wrote,
Anton Gainanov
antongainanov

Об ускользающей красоте

На моей памяти событий, одно из которых я опишу ниже, было не так много. Точнее, совсем немного. Оттого, наверное, я помню каждое до мелочей. Помню, что было до, и что было после. Помню все и вряд ли смогу забыть...

Ровно год назад, 2 марта, мы гостили всей семьей в родительском доме и, как это водится всегда, наслаждались тишиной и отдыхали от повседневной суеты. После обеда я вышел из дома и побрел по заснеженному озеру в сторону от города. Ряды частной застройки исчезали из виду очень быстро — это почти крайняя точка на городской карте, и чтобы очутиться за ее пределами, надо пройти не многим более километра. Летом этот уединенный маршрут возможен только на лодке, зимой же открываются все пешие пути, ведущие за и вне.

Весь день светило солнце и сейчас, когда день уже подходил к концу, его еще можно было узреть над горизонтом. Облака на небе были удивительными — плотные перисто-кучевые слитки, такие вещественные и осязаемые...

Я вышел на открытое пространство Плесова озера и почувствовал приближение ветра. Вдалеке, со стороны заката, по поверхности озера ко мне медленно приближалась поземка. Она вырисовывала на снегу чудные живые геоглифы, трансформирующиеся каждую секунду, и делала эту картину мира невероятно текучей и живой. Ветер всегда вызывал волнение внутри, и на этот раз оно было каким-то новым, ранее еще не познанным мной. Поземка приближалась, и это было как первое свидание с возлюбленной — глаза уже видят ее, все внутри дрожит, струны натягиваются, но ты понимаешь, что обратного пути нет, и просто ждешь. И вот она уже здесь, перед тобой. Ты ощущаешь ее дыхание, аромат кожи, суть ее естества...



Все вокруг начинает обволакивать вязкой ватой и медленно поглощать снизу. Я делаю несколько шагов и падаю в снег — другая сторона горизонта рисует передо мной небольшой островок из камышей и молодых деревьев. Ветер нарастает...



Я решаю обойти этот островок слева и через сотню шагов оказываюсь у входа в широкий коридор меж двух камышовых стен высотой около полутора метров. Ветер постепенно стихает, поземка уходит. Я вижу перед собой длинный извилистый коридор, ведущий в никуда. Что там, — я не знаю. Но делаю шаг...

Мой дорогой читатель, я неоднократно ходил здесь и раньше, но никогда, повторяю, никогда не видел этого манящего вектора — я всегда обходил это место стороной, нам с ним было не по пути. Но тут оно позвало меня туда, внутрь, в этот загадочный длинный коридор. Я долго шел по нему в сопровождении солнца — оно снова рядом, как будто и не было тех занесенных снегом, залепивших лицо и глаза, десяти минут бесцветной молочной пустоты.

Наконец, коридор вывел меня к открытому пространству озера, которое у нас называют Темным. Я снова вдохнул полной грудью и продолжил движение. Слева, вдалеке, небрежно саморисовали себя крутые каменные берега, а справа развернулся ровным хвойным подмалевком холст, на котором мне самому предлагали что-то написать. Вокруг стояла невероятная тишина, только сверху, чуть слышно доносился крик ворон — размеренный и успокаивающий ритм в этом странном путешествии, чему я не находил ни объяснения, ни причины. Ох уж эта привычка думать и дорисовывать то, что уже имеет свой тайный смысл, что само по себе является тайной — раскрывающейся в своей ее сути. Как только ты пытаешься ее разгадать, она исчезает, оставляя лишь чувство голода, иллюзорный привкус того, что могло быть полноценным блюдом в разнообразном сбалансированном меню.

Заигравшись в кубики своих мыслей, я не заметил, как к ногам робко подобралась очередная «ветрянка» — поземка снова настигла меня. Я стоял в самом центре озера, посредине этого большого мира и чувствовал, что меня вновь обволакивает белая пустота. Ветер усиливался, змейки снега обвивали мои уставшие ноги, но внутри все становилось много тише до полного онемения.







Внезапно меня отпустило... Я перестал думать. Я стал легким. Я умер... и вновь родился. Я вдруг увидел и почувствовал себя как никогда раньше. И тут я разрыдался как мальчишка...

Я еще долго не решался вернуться домой, стоял посредине этой огромной всеобъемлющей стихии, чувствовал ее, растворялся в ней, становился ей.



После я неоднократно пытался повторить это путешествие, но ни разу так и не смог даже близко подойти к той тайне. Можно дать ей название и очертить границы смысла, но тайна будет всегда ускользать подобно настоящей красоте, которая есть суть наша жизнь.
Tags: #nikon, #nikonrussia, #блокнот, #урал, #фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments